Не могу выбросить старые вещи

Не могу выбросить старые вещи

Наверняка вам в голову приходила мысль о ненужных вещах, которые логично было бы выбросить, но старая память или просто мысль “а вдруг пригодится” мешали это сделать.

Сколько балконов заставлено коробками от разной электроники, ненужными детскими вещами, старыми колясками!

От старых вещей нужно избавляться

А порой люди заставляют всю комнату или даже дом ненужным хламом. На первый взгляд, полезным: инструментами для отделки дома, старыми банками, комодами, деревяшками… Давайте же разберемся, почему от старых вещей надо избавляться, даже если внутренний голос говорит о том, что в будущем эти вещи понадобятся.

Почему стоит выбросить старые вещи

Вот несколько причин, которые помогут понять, зачем избавляться от старых вещей, которые никому не мешают и лежат себе мирно и спокойно на своем месте:

  • Банально заставленное место. Конечно, многие скажут, мол, да и так нормально: лежит на балконе или в шкафу – и хорошо. Но это не так! Представьте, что ненужные вещи – это мусор, ведь на самом деле так и есть. Они не только захламляют пространство, но и вредят здоровью, поскольку собирают пыль и препятствуют естественной циркуляции воздуха в помещении. В разных культурах так вообще: если в доме есть ненужный хлам, который все равно лежит, якобы потом и вдруг понадобится, это уже считается причинами негативных последствий в будущем.

Контент 14+ В романе Гоголя «Мертвые души» Плюшкин одержим накопительством разного хлама. Писатель дал точную характеристику синдрома Диогена (синдрома старческого убожества). Люди хранят пустые коробки из-под конфет, изношенную одежду. Они не замечают, как квартира превращается в склад самых разных вещей, которыми не пользуются.

Синдром Диогена — это не безобидное старческое чудачество. За стремлением окружать себя вещами, связанными с прошлым, стоит социальная изоляция.

Диагноз часто находится рядом с навязчивой привычкой. Грань между ними очень зыбкая. Надежда, что поломанные вещи когда-нибудь пригодятся, может обернуться не только захламлением жилища. Метафорически это может быть сравнимо с процессами, происходящими в сознании. Что общего может быть у подозрительности и гипертрофированного стремления к накопительству вещей, место которым давно на свалке? Эти состояния вызваны возрастными изменениями головного мозга.

Как замкнутость связанна с привычкой хранить различные баночки, коробки? Как могут повреждённые статуэтка и чашки с трещинами влиять на боязнь нищеты? В эмоционально-волевой области человека происходят заметные изменения. Старость сравнивают с урожайной осенью. Человек потрудился и наслаждается результатами. Отчего же вместо удовлетворения появляется недовольство собой? Прошлые ошибки кажутся непоправимыми, будущее — бессмысленным и безрадостным.

Диогена незаслуженно обвинили в неряшливости. Отказ от комфорта никак не связан с необузданной страстью к старым вещам. И у философа не было квартиры, которую он мог бы захламить. У него вообще ничего не было, даже чашки. Воду из ручья можно черпать ладонями. Но синдром получил название. Причиной можно считать асоциальное поведение, сопровождающее неуемное собирание предметов, которыми не пользуются. Отчего же людям, пораженным стяжательством, дали имя философа? Возможно, причина кроется в его асоциальном поведении. Люди, страдающие синдромом Диогена, избегают общества, недоверчивы.

Многим знакома ситуация, когда перед тем, как выбросить старые вещи, начинаешь рассматривать их. Какая-то вещь покажется ценной. О каком-то предмете подумаешь, что он ещё пригодится. А кое-что окажется связанным с драгоценным воспоминанием. В результате мы ничего не выкидываем. В ущерб настоящему мы бережём прошлое.

Зачем хранить вещь, которой не пользуешься? Такой вопрос многие просто не задают себе. Гораздо легче спрятать эту вещь в кладовку, чем отнести на свалку. Вот так появляются залежи хлама в кладовках, тамбурах, на балконах. В нашем сознании застревают модели поведения, от которых нужно избавиться. И людям просто не приходит мысль, что от некоторых моделей поведения можно отказаться, как от ненужных вещей.

Откуда у нас эта уверенность, что предмет, которым не пользуемся, обязательно пригодится? У нас есть вещи, которыми мы пользуемся не очень часто. Это может быть молоток, щелкунчик, вафельница. В оправдание можно сказать, что эти предметы мы время от времени достаем из кладовки и знаем, где они находятся. Но в той же кладовке хранятся вещи, о которых мы уже просто не помним. Мы не доставали их много лет. И вряд ли вспомним о них. А наше жизненное пространство сужается. На балконе стоит старый сломанный стул. В проржавевшую насквозь кастрюлю складываем какую-то мелочь: крышки, коробочки. И мы наивно ждём перемен в нашей жизни. А как же они наступят, если мы не предоставляем им места? Если оно занято проржавевшей кастрюлей, к которой мы настолько привыкли, что не расстаемся с ней, невзирая на потерю функциональности?

Привыкание к старым вещам кажется нам совершенно безопасной и даже милой привычкой. На самом деле мы создаем якоря, не позволяющие нам расстаться с прошлым. Предпочитая настоящему прошлое, мы лишаем себя многих возможностей.

Часто человеку тревожно заканчивать отношения, цикл, действие. Он уже освоился в ситуации или испытывает привязанность. В любом случае его ждёт неизвестность. Это можно отнести и к отношениям ребенка и матери, и к привычке к старым вещам. Малыш, научившись ходить, отправляется исследовать мир, будь это диван или песочница. В этот момент он уже рассчитывает на свои силы. Чувство свободы и независимости оглушает. Чтобы привести чувства в равновесие, ребёнку достаточно вернуться к матери. В её объятьях он возвращает себе уверенность и набирается сил, чтобы далее покорять пространство. Случается, ребенок не решается окончательно разорвать связь с матерью и всегда возвращается к ней за поддержкой. Иногда люди находят в вещах аналогичную поддержку. Изменяющийся мир пугает человека, а старые вещи помогают удерживать иллюзию, что ничего не изменилось. Вот же в кладовке кастрюля, в которой варили суп десять, а то и двадцать лет. Эта кастрюля, а вместе с ней и сломанный стул, использованные крышки, поломанные часы, подтверждают существование прошлого у человека. Если есть вещи, значит, существует и он. Расстаться с хламом часто означает уничтожить собственный эпос.

Читайте также:  Кухня с полуостровом и гостиная

Человек научился уверенно ходить, но у него остался страх перед зыбкостью происходящего. Часто некоторые вещи теряют актуальность, выходят из моды. Но мы храним старые пиджаки или пустые флаконы. Именно этими духами мы пользовались в особо удачную пору нашей жизни. И теперь с помощью этих духов столбим территорию для удачи, защищаемся от будущего. Оно не обязательно несет неприятности, но непременно включает чувство неуверенности, турбулентности происходящего. А вдруг понадобится хлопушка для выбивания ковров? Есть пылесос? Хлопушка много места в кладовке не занимает. Пусть лежит. Также можно и сохранять прежний образ жизни, даже, если он не особенно удачный.

Перемены требуют места и в физическом, и эмоциональном мире. Экскаватором, тараном для освобождения места может стать творчество. Оно противостоит накопительству. Творчество — это всегда развитие и риск. Вдохновение взрывоопасно для стагнации.

Изоляция может быть внешней и внутренней. С внешней социальной изоляцией все понятно. Человек скрывается от общества. Внутренняя изоляция не обязательно сопровождается закрытыми дверьми собственного дома. Человек формально может продолжать находиться в социуме. Но чувства человека, его эмоции и мысли закрыты от мира. И как стены и закрытые окна не позволяют свежему воздуху проникнуть в дом, так и к человеку закрыт доступ новых эмоций и впечатлений.

Чем же вызвано подобное состояние? Разочарование может настигнуть человека в любой области. И реакцией на подобное состояние может стать синдром Диогена. Человек защищается от чувства пустоты. Чтобы предотвратить разочарование, человек отказывается от новых желаний. Чем ждать, когда мир жестоко обойдется с тобой, лучше первым отказаться от него.

Наблюдатель удивится, что человек, подчиненный синдромом Диогена, не испытывает стыда, собирая пустые коробки и прочий хлам. Стыд является своеобразным маркером. Появление стыда сигнализирует о том, что человек не одобряет своего поведения. Неодобрение со стороны помогает корректировать поведение, если человек не в состоянии оценить самостоятельно свои поступки. Увещевание со стороны близких особенно чувствительно для индивидуума. Человек с синдромом Диогена не реагирует на замечания близких. Это свидетельствует о том, что происходит обесценивание отношений с самыми близкими людьми.

Иногда окружающим кажется, что люди, подверженные синдрому Диогена, несколько высокомерны. Они всячески демонстрируют, что не нуждаются в обществе. Вещи заменяют им людей. Это утверждение кажется абсурдным. Но если разобраться в механизме происходящего, то в такой замене нет ничего удивительного. Обычное стремление родных и близких к общению воспринимается человеком с синдромом Диогена враждебно. Враждебность чаще всего связана с неодобрением, исходящим от окружающих. Страдающий синдромом Диогена и сам смутно понимает, что его поведение не может быть одобрено. Неодобрение окружающих грозит нарушить его образ жизни, ставший привычным. А предметы, которые он собирает, содержат потенциальную возможность стать полезными. Самодостаточность — это только демонстрация. Он не может наладить отношения с окружающими. Это способствует появлению тревожности. Окружая себя предметами, человек, страдающий синдромом Диогена, успокаивается. Он чувствует себя в безопасности. В результате человек избегает общества и накапливает большое количество предметов, которыми не пользуется. Естественно, он не может признать, что вещи эти бесполезны, и тешит себя надеждой, что они обязательно пригодятся. Деятельность свою он находит полезной. Эмоции, которые он не может получить в общении с родными и знакомыми, он получает, занимаясь накопительством бесполезных вещей.

Человек часто демонстрирует на публике эмоции, противоположные тем, которые испытывает на самом деле. Все хотят любви, внимания, уважения. Случилось так, что у человека не сложилось теплых семейных, дружественных и служебных отношений. Он получает желаемые эмоции, создавая иллюзию внешнего успешного мира при помощи хлама и старых вещей. Появляется иллюзия достатка и успешности, ведь человек владеет большим количеством предметов. Некоторые из вещей раньше принадлежали успешным людям. Обладая этими вещами, можно считать успешным и себя.

Человек, осознав свои потребности, должен удовлетворять их во внешнем мире. Окруженный плотной стеной хлама, человек, страдающий синдромом Диогена, не может преодолеть препятствие из старых вещей, чтобы пробиться во внешний мир.

С явлением легче справиться, если знаешь причины его возникновения. Чтобы помочь человеку, страдающему синдромом Диогена, необходимо восполнить дефицит тепла человеческого общения. Многие люди знакомы с разочарованием. Его гораздо труднее изжить, если прятаться от мира за стенами, возведенными из хлама. Необходимо найти свое место в мире. И тогда защита старыми вещами не понадобится.

Школьные тетрадки, заношенные джинсы, давно ненужные и запылившиеся плееры и телефоны. По мнению психологов, все, чем мы не пользуемся дольше года, автоматически превращается в хлам. Который, между прочим, программирует нас на бедность. Но так ли просто избавиться от барахла?

M24.ru нашло пять причин, которые заставляют нас хранить старые вещи, и выяснило, как заставить себя разобрать домашние завалы.

1. Потому что мы привыкли быть бережливыми

Платье вышло из моды? Порвались любимые кеды? Сломался ноутбук? Примерно 88 процентов россиян не умеют расставаться со старыми и ненужными вещами. Мы храним одежду и обувь, журналы и книги, игрушки, открытки, технику и еще много всего такого, чем совсем не пользуемся.

Патологическая бережливость, уверяют эксперты, у русских в крови. Нашим бабушкам и дедушкам, выросшим в военные и послевоенные годы, тяжело выбрасывать вещи – из-за пережитой бедности и страха остаться ни с чем они всю жизнь откладывают всякую всячину на "черный день". Отсюда – бесконечные пятилитровые банки, пакеты в пакетах, сломанные лыжи и прочий хлам, по сей день аккуратно складируемый нашими соотечественниками на балконах, антресолях и дачах.

Конечно, быть бережливым хорошо, но все же, когда в следующий раз будете отправлять на задворки шкафа или балкона дырявые свитера, треснувшие тарелки и остатки ламината, задумайтесь: не превращаетесь ли вы в гоголевского Плюшкина?

Читайте также:  Лицензия на строительство сро

Силлогомания , патологическое накопительство, или синдром Плюшкина – это расстройство, при котором человек испытывает страсть к собиранию и хранению вещей. Одежда, книги, домашняя утварь и прочие предметы при этом не используются, а только копятся.

Выбросить хлам (даже самый мелкий) человеку, страдающему силлогоманией, удается с трудом. Иногда вообще не удается – слишком уж трепетно относится к своему барахлу.

Северные народы, находящиеся в неблагоприятных климатических условиях, склонны к определенному виду вещизма: мы запасаем еду. Это традиция, от которой столетиями зависело благополучие наших предков во время долгой зимы. Так что даже сейчас мы, потомки, чувствуем себя комфортнее, если холодильник забит пельменями и прочими продуктами длительного срока хранения.

Кроме того, у нашей страны непростая история: на протяжении XX века миллионы семей страдали от голода и бедности. Это сказывается до сих пор: нам сложнее выкинуть вещи, особенно еду. К примеру, США никогда не участвовали в оборонительных войнах на своей территории, у них другая история, поэтому и отношение к вещам более легкое: купил – надоело – выкинул. А нам страшно.

Между тем вещизм может быть как проявлением особенностей характера, так и психической патологией. Грань тонкая, но в любом случае некорректно говорить о том, что вещизм ведет к психологическому нездоровью. Ведь нельзя сказать, что тошнота – причина отравления. Наоборот, отравление приводит к тошноте.

2. Потому что они обязательно когда-нибудь пригодятся

Неудобные туфли на высоком каблуке, джинсы "когда я похудею" и пять старых "раскладушек" на случай, если iPhone сломается. Мы не выбрасываем десятки отживших свое вещей только потому, что упорно надеемся когда-нибудь снова ими воспользоваться.

На самом деле, похудев, вы скорее купите новые джинсы, чем наденете те, что несколько лет провалялись на дальней полке шкафа, – они к тому времени могут банально выйти из моды. А туфлям, приобретенным только из-за красоты, наверняка найдется не менее привлекательная, зато удобная альтернатива. Не обманывайте себя: вещи, которые не используются годами, уже никогда не станут нужны.

То же самое относится и к книгам. Если у вас на полке пылятся многотомник Маркса и Большая советская энциклопедия, читать которые вы не собираетесь, лучше отнесите их в библиотеку. Не стоит захламлять дом, если у вас нет специального помещения для книг: храните только те издания, которые нравится перечитывать и которые нужны для работы и учебы.

Кстати, психологи утверждают, что привязанность к старым вещам программирует нас на бедность. Позволяя себе оставить на "черный день" порванную кофточку, вы моментально приближаете его наступление – допуская, что такой день настанет и вам действительно придется ходить в драном пуловере.

Вообще, хорошо раз в месяц взять и посмотреть на то, что вас окружает, – одежду, какие-то книги, записки. Нужно понять, насколько все это необходимо именно сейчас: подпитывают эти вещи вашу самооценку или нет.

Наверняка в шкафу найдутся такие вещи, которые не подходят вам в данный момент, не соотносятся с вашей личностью. Какие-то из них вы, может быть, купили, когда не очень хорошо себя чувствовали. Из-за каких-то вы уже "выросли". А может, у вас есть книги, которые свое уже отжили, отслужили. От всего этого нужно избавляться.

Ситуация, когда ты открываешь шкаф, а оттуда вываливается одежда, может доставлять психологические неудобства. Появляется такое ощущение, что у тебя много всего, но ничего особо нужного нет. Непонятно, чего хочется. Из-за этого могут возникать беспомощность, неуверенность.

3. Потому что они напоминают о прошлом

Тетради по русскому, дневники, записки, засохшие розы, старые билетики на концерты, самолеты и поезда – все это, конечно, хранит в себе множество историй. Подобные вещи олицетворяют целые эпохи нашей жизни – школьные годы, былые отношения, совершенные путешествия.

Нет ничего плохого в том, чтобы помнить о прошлом, – сложите милые сердцу бумаги и безделушки в коробку и уберите ее под кровать или на шкаф. Только не переусердствуйте: незачем хранить кучу футболок, оставленных бывшей девушкой, бесконечных плюшевых медведей "от поклонников" и десятки старых прописей и студенческих лекций.

Держать в шкафу клешеные джинсы, арафатку с шашечками и кроссовки DC тоже не имеет смысла. В конце концов, у вас наверняка остались фотографии тех времен, когда вы их надевали. Неужели так сильно хочется забивать квартиру вещами, которые уже отслужили свое?

Вещизм может сформироваться как попытка что-то в своей жизни удержать, сохранить. Например, он может развиться после потери близкого человека или в случае расставания. Или, может, стареющая женщина пытается таким образом удержать свою молодость – естественно, бессознательно.

В некоторых случаях с вещизмом можно разобраться самостоятельно. Главное – понять, что именно ты в такой символической форме пытаешься восполнить, чего тебе на самом деле не хватает. С чем на самом деле ты не хочешь расставаться. Следует все же найти в себе силы отпустить это из жизни. Если сделать это не получается самостоятельно, можно обратиться за психологической помощью.

4. Потому что кто-то когда-то их подарил

Многим доставляет настоящие мучения необходимость избавляться от вещей, некогда подаренных знакомыми. Громоздкая статуэтка Эйфелевой башни, аляповатая подставка под свечу, ремень, который вы никогда не надевали и не наденете. Вы вообще помните, кто и когда вам это дарил?

Не стесняйтесь очищать дом от подобных вещей: вряд ли близкий человек мог подарить то, чем вы никогда не будете пользоваться. А если друг был не близкий, то почему вы боитесь задеть – даже мысленно – его чувства?

Фото: ТАСС / Климчук Александр

5. Потому что их жалко

Да, этот маленький фарфоровый конь вам совсем не нужен. Но ведь он был куплен в год Лошади – то есть в ваш год! Наверняка фигурка приносит удачу. И вообще, разве крошечная безделушка занимает много места?

Подшивка журнала Cosmopolitan за 1992 год досталась от тети, а вот все номера "Сноба" за 2002-й вы собрали сами. Конечно, их нельзя выбрасывать: это ведь пыльное, но такое живое олицетворение ушедших дней. Вынести старенький деревянный стул тоже рука не поднимается. Именно сидя на нем, вы в студенческие года корпели над курсовыми и проводили бессонные преддипломные ночи. Жалко как-то.

Помните: всякий раз, отказываясь выбросить вещь, объективно ставшую ненужной, вы не позволяете себе обзавестись чем-то новым. Согласно китайской пословице, в жизни никогда не появится что-то новое, пока не уйдет что-то старое ("Старое не уйдет – новое не придет").

Кроме того, по мнению эзотериков и психологов, в вещах, которые лежат и не используются, копится негативная энергия, которая вызывает у обитателей захламленного дома апатию, лень и патологическую усталость. Ну и еще пыль, конечно (аллергикам быть Плюшкиными вообще противопоказано).

Читайте также:  Конденсатор cbb21 135j250v расшифровать

Если вы копите вещи и не используете их, то получается, что у энергии нет никакого выхода. Энергия циркулирует только тогда, когда вы что-то изучили и применили, купили и надели. Когда вещи просто лежат, они ничего не приносят.

От старых вещей необходимо избавляться потому, что у нас сразу появляется простор, свободное место. Свободное место, в свою очередь, притягивает что-то новое, с новой энергетикой.

Невозможно привлечь что-то новое, если привлекать физически некуда, если везде все забито, везде что-то лежит. Нужно что-то выбросить, чтобы впустить в жизнь что-то новое. По-другому никак.

Как узнать, скоро ли вас поглотят вещи?*

* Консультирует психолог Ирина Соловьева

  • Если ваша страсть к собиранию вещей – это проявление психического расстройства, оно обязательно будет сопровождаться и другими тревожными симптомами. Например, неадекватным восприятием реальности, нарушениями памяти и внимания.
  • Обратите внимание на масштаб, который принял вещизм. Может, он начал мешать вашей повседневной жизни? Может, вещи уже вытесняют вас из квартиры?
  • Важно, что именно вы собираете. Допустим, нет ничего страшного, если механик или инженер коллекционирует детали, которые могут пригодиться ему в работе. Но зачастую, "подхватив" синдром Плюшкина, вы начинаете захламлять дом совершенно ненужными вещами.
  • Задумайтесь, сложно ли вам расстаться с вещами – разобрать гардероб, отдать ненужные вещи в детдом или малоимущим? Если да, то пора бить тревогу.
  • Помните, что люди пожилого возраста больше подвержены патологическому накопительству. В умеренных масштабах он для них даже нормален. Так что не нужно равняться на бабушку, которая не выбрасывает пластиковые коробочки от курицы, и дедушку, коллекционирующего пузырьки от закончившегося парфюма.

Как не стать заложником собственных вещей?

1. Разбирайте домашние завалы раз в месяц

Когда вы привыкнете избавляться от старых вещей и расставание с ними уже не будет казаться катастрофой, генеральные разборки можно будет проводить пореже.

2. Покупайте новые вещи только после того, как избавитесь от старых

Если вы приобретете новый комод, решив вынести старый "когда-нибудь потом", велика вероятность никогда не исполнить своего намерения.

3. Будьте критичны

Вытащите все из шкафов, с балкона, с антресолей. Отсортируйте вещи, постоянно задавая себе следующие вопросы: "Могу ли я без этого обойтись?", "Пользовался ли я этим в течение последних шести месяцев / года?", "Пригодится ли мне это в ближайшие полгода / год?".

4. Избавляйтесь от вещей постепенно

Разбирая, к примеру, старые детские игрушки, сначала оставьте дома только те, с которыми связано особенно много приятных воспоминаний. Потом переберите игрушки еще раз. Хорошо если в конце концов останется всего один-два милых сердцу зайчика или мишки. Остальные игрушки отдайте в детдом – там они нужнее, чем у вас на антресолях.

Игрушки обычно принимают в тех же пунктах, что и одежду, список мест можно найти здесь.

5. Не делайте из дома склад неработающей или просто уже ненужной техники

Это вредно не только для морального, и физического здоровья. Оставьте один старый, но еще работающий мобильный телефон на случай, если действующий сломается. Всю остальную технику отнесите в специальные пункты приема электроприборов.

Список мест можно найти здесь.

6. Особенно внимательно отнеситесь к разбору своей старой одежды

Хватит хранить джинсы, которые вышли из моды, или кофту, некогда сводившую с ума одноклассников и одноклассниц. Старая одежда, которая пылится в шкафу, может пригодиться еще кому-нибудь – сиротам, малоимущим, престарелым. Постирайте вещи, погладьте и отнесите в секонд-хенд или специальный пункт приема, откуда одежду отдадут в детдома или центры соцподдержки.

Список пунктов, где принимают одежду (естественно, не рваную, не грязную и не мятую), – тут.

7. Не переусердствуйте, избавляясь от вещей

Антикварная мебель, посуда, фронтовые письма от прадеда, старенькое пианино и работающий кассетный плеер, безусловно, недостойны оказаться на помойке. Ставшее ненужным пианино можно продать, антиквариат – приспособить под интерьер квартиры или дачи. С набором посуды или бокалов можно поступить так же, предварительно узнав его цену.

Самые странные вещи, которые хранят дома москвичи*

Часть ядерного реактора из Чернобыля и наконечник копья. К счастью, "кнопка" реактора "очищена" и не имеет радиационного фона.

Иннокентий : "Элемент ядерного реактора – подарок от человека, бывшего в Чернобыле. Сама штука находится на мнемосхеме щита реактора, но точное название никто не знает. Еще один артефакт – наконечник копья, найденный мною во время похода на Верхневолжские озера в 1980-х".

Рельса. Тимофей : "Эта штука – рельсовое скрепление. Она была найдена в районе платформы Матвеевское. Осталась от строительства железной дороги.

Я ее использую в качестве пресса, когда надо склеить какую-нибудь вещь".

Камень со стройки храма Христа Спасителя. Евлампия : "Когда я была маленькая, мы с родителями прогуливались мимо храма Христа Спасителя – тогда он еще строился. Когда мы проходили вдоль стройки, я отстала от родителей, забежала на нее, взяла там кусочек камня и побежала обратно к маме с папой".

Камень с Андреевского спуска . Агриппина : "Когда я была в Киеве, мы с друзьями пошли гулять на Андреевский спуск. Там продают всякий раритет, безделушки и украшения. Я покупала у одной женщины подвеску на шею, а ее маленькая дочь – ей было годика два с половиной – сказала, что продавать будет она. Я согласилась, отдала ей деньги, забрала пакетик с подвеской и вдогонку она подняла с земли кусок брусчатки – а он красивый такой, красный со слюдой какой-то – и сказала, что это "камень-желание", и она мне его дарит. Вот с тех пор он живет со мной".

Камень с Дворцовой площади . Вениамин : "Мы с другом впервые были в Питере, и уже достаточно навеселе, чтобы захотеть увезти с собой частичку города. Мы взяли и вытащили этот камень прямо на Дворцовой площади".

Фотолаборатория . Агафон : "Я не собираю всякий хлам на улице, у меня добра и дома хватает. Большинство вещей осталось от моего деда – фотолаборатория, редкие фото (в том числе Иосифа Сталина), древнее радио с кнопками "Будапешт", "Берлин", "Милан" и "Москва", морзянки и прочее.

Морзянки . Агафон : "Я пока не наводил должный порядок и периодически нахожу что-то новое – то монету для моей коллекции, то вообще совершенно непонятные для меня вещи, будоражащие воображение. Несмотря на то что чаще всего подобные раритеты выставляют на торги, я этим не буду заниматься. Все-таки эти вещи мне дороги как память".

* Имена респондентов изменены в целях конспирации.

Оценить статью
Добавить комментарий
Adblock
detector